Тайны трагедии Беслана.

Недавно узнал из осетинских новостей о том, что известная журналистка Симонян посетила Северную Осетию и встречалась с ее руководителем Битаровым. ….
Цель визита не скрывалась- Бесланская трагедия.
Похоже успех Дудя по этой теме, до сих пор не даёт никому покоя. Симонян бывшая в те трагические дни в составе журналистов освящавших Бесланские события, не проявив, в то время, себя как то значительно, видимо, встревоженная популярностью Дудя, попытается ещё что нибудь выжать из этой темы. . В сети сейчас много материала, ранее не обнародованного, а административный ресурс Симонян, легко позволит ей отфильтровать его и выдать на федеральных каналах продукт более качественный, чем Дудь. В предверии скорбной даты, как всегда будет повышенный интерес к этой теме, но это не будет означать, что мы узнаем правду.

Поэтому я решил опередить Симонян и выложить мои личные воспоминания и наблюдения того времени. Сведения ставшие известными, благодаря гуглу и появлению в сети видио процесса над Кулаевым, заставили меня по новому взглянуть на них. В результате этого, удалось, ( как мне кажется)установить истинную причину и основных виновников трагедии, которая никак не могла иметь такие чудовищные масштабы, если бы не вмешательство лиц, о которых умалчивают и журналисты и потерпевшие — родственники жертв Бесланской трагедии, не говоря уже об официальных лицах.

В 93-м году- примерно, через 3 месяца , после Осетино-ингушских событий, я выехал из посёлка Карца — последнего анклава города Владикавказ, в котором, после этнической чистки, сохранилось небольшое количество ингушей, через злополучный Беслан в Ингушетию. Проехать селение Чермен и Черменский пост, которые контролировались Осетинскими боевиками, было не реально и водитель-осетин, который и ранее перевозил грузы и людей в Ингушетию, за плату, предпочитал добираться до Назрани, выезжая на трассу Кавказ со стороны Беслана.
На этот раз, выбирая более безопасный путь, мой водитель просчитался и мы нарвались на пост боевиков, которого, там раньше, не было.

До этого, я часто бывал в Беслане и любил этот город. Суровое события 1992 года, изменили его и его обитателей. Многие, даже довольно близкие родственники — ингуши и осетины, перестали общаться друг с другом, многие стали смотреть друг на друга другими глазами. Глаза эти были не всегда добрыми.

Распознав во мне ингуша, меня ссадили с машины и обыскали. Кончилось тем, что водителя, изрядно потрепав, морально и физически, отпустили, меня же, как добычу, боевики -тогда их называли неформалами, забрали с собой. Средства для существования они, наряду с полуофициальной охранной деятельностью, тогда добывали и торговлей заложниками. В этом качестве, добиваясь выкупа, меня продержали больше месяца. Такая практика, позже, широко распространилась и в Чечне.

Содержали меня в школе, на территории которой располагался штаб НВФ, а ещё раньше, содержали ингушей, захваченных во время осетино- ингушского конфликта. Не буду излагать все перипетии этого дела, которое станет объектом отдельного описания, но отмечу обстоятельство, которое меня тогда немало удивило.

До этого я не знал, что спецслужбами уже была создана Конфедерация Народов Кавказа — председателем Парламента в которой был на тот момент Юсуп Сосламбеков, поэтому мое удивление было вызвано присутствием среди осетин, взявших меня в заложники, боевиков- чеченцев, с какими то полномочиями от Юсупа Сосламбекова.

Уже позже я узнал, что Сосламбеков, всегда бывший в оппозиции Джохару Дудаеву, проиграв ему борьбу за пост президента Ичкерии, определился в Конфедерацию Народов Кавказа в качестве председателя ее Парламента. Президентом этой межкавказской организации на тот момент был кабардинец Шанибов.

Не смотря на статус заложника, меня, когда появлялись посланцы из Чечни, в целях демонстрации «благородства» и интернационализма, приглашали за трапезный стол, где
я был очевидцем дружеских отношений между осетинскими и чеченскими боевиками — членами странного, полувоенного субъекта — Конфедерации Народов Кавказа.
Официально считалось, что это организация должна была возглавить суверенный Кавказ, который возникнет на обломках распадающееся России. О том, что их готовят для нападения на Абхазию, боевики возможно, не знали и сами.

Поскольку посланцы из Чечни, чрезмерной скромностью, особенно, после качественной араки, не страдали, они с воодушевлением рассказывали о демократических преобразованиях происходивших в Чечне и принципиальной позиции ее руководства в отстаивании своего суверенитета и независимости и особо подчеркивали стремление председателя Парламента Конфедерации , Сосламбекова, к укреплению внутри Кавказских связей.

Сейчас с течением времени мы знаем, что печально знаменитая организация была создана с единственной целью — разрушить Грузию, что ей частично и удалось- выдрав из ее состава Абхазию. Сложившуюся с тех пор связь боевиков Чечни и Осетии, после развала этой организации, возродил нефтяной бизнес. В Северную Осетию, на протяжении всей войны самодельными нефтевозами, круглосуточно шла ворованная из трубопроводов и скважин Чечни и Ингушетии нефть, которая перегонялась в самодельных установках — ‘’самоварах’’, в солярку и бензин и шла дальше в Грузию и Южную Осетию.

Этот бизнес, на протяжении многих лет, позволял чеченским боевикам поддерживать боеспособность, а осетинским вооруженным неформалам, получать доход не меньший чем от самопальной водки, изготавливаемой из импортного спирта, который шёл по обратному маршруту через Грузию и Южную Осетию и после добавления воды, расходился по всей Россие. Благодаря этому бизнесу, на территории Осетии, пятисотых Мерседесов было больше чем в Берлине.

Я провёл в заложниках достаточно много времени, чтобы набраться впечатлений и изучить быт бесланских боевиков. Мои воспоминания, хотя описываемые события происходили задолго до бесланского теракта, проливают свет на некоторые обстоятельства этого экстраординарного случая.Сопоставляя свою историю с историей других заложников того времени, которые имеются в сети, можно легко представить, как через много лет после осетино- ингушского конфликта, эта злополучная школа, могла вновь оказалась в центре трагических событий.

Найденные в школе схроны с оружием, о которых было заявлено в процессе над Кулаевым свидетелями и потерпевшими, скорее всего закладка, сделанная после завершения Абхазской операции боевиками КНК- Бесланцами. Заложники, во время сентябрьского теракта, помогавшие боевикам вскрывать схроны, не знали их происхождения и утверждали в суде над Кулаевым, что это одно из доказательств соучастия руководства школы в подготовке теракта.

Заложники-ингуши, раньше меня бывшими узниками этой школы, подтверждают то, что именно в этой школе находился штаб боевиков города Беслана, которые, позже, в союзе с казаками и чеченцами- стали основным боевым ядром Конфедерации Народов Кавказа при вторжении в Абхазию.
Логично и то, что именно остатки Конфедератов, в союзе с террористами, сыграли основную роль в Бесланской трагедии 2004 года.

Инсценировка нападения на Назрань, позволила сделать зачистку в Ингушетии. Инсценировка нападения на Нальчик, позволила сделать зачистку в Кабарде. Неудача постигшая при захвате школы, выразившиеся в трагедии с гибелью школьников, не позволила провести зачистку Осетии.

Все три задачи Басаеву были поставлены руководителями спецслужб, после выполнения которых он должен был свернуть свою деятельность, что означало окончание операции под названием Чеченская война и после которой Путин с осознанием выполненного долга мог уйти в отставку.
Забегая вперёд скажем, что все примерно так и получилось. Путин сдал Медведеву зачищенную поляну. Никакая республика после этого не покушалась приобретать суверенитета больше того, что имела.

Предложение поменять на четырёх чиновников федерального уровня шестьсот заложников -150 за одного, а учитывая готовность боевиков к переговорам, потенциальную возможность поменять на несколько высокопоставленных чиновников вообще всех детей, наталкивает на мысль о том, что захват школы был изначально задуман как средство шантажа для приобретения важных пленников, с которыми можно было легко уйти в горные убежища и диктовать , в будущем, необходимые для успешного ведения войны условия. Басаев в своё время ушёл из Буденновска именно под прикрытием важных чиновников и правозащитников.

Отказ от такой сделки, говорит о том, что федеральные власти не устраивал такой сценарий, по причине наличия своей заготовки, в которой, живым террористам места не было. Отработка штурма, которая проходила одновременно с вялыми переговорами, не оставляет в том сомнения. Но увы, хотели как лучше, а получилось — как всегда.

Упорное игнорирование — как официальными представителями власти, так и журналистами и даже потерпевшими, наличия большого количества ополченцев вокруг школы и не только своих Бесланских, но и моментально прибывших из Южной Осетии и других районов республики и Владикавказа, вооруженных бойцов- неформалов, вызывает подозрение в правдивости интерпретации событий, как официальными властями, так и про- правительственными и независимыми журналистами. А между тем, это была, внушительная боевая сила, самостоятельно и активно участвовавшая в событиях.

Сейчас понятна позиция журналистов Новой газеты и других оппозиционных изданий. Их задача была раскручивать вину официальных властей за гибель беспрецедентного количества людей. Именно указание на вину государства делало их материал востребованным и желанным.

Понятна сейчас и позиция проправительственных журналистов — наличие большого количества вооруженных, неуправляемых полувоенных формирований, состоящих из агрессивных, часто не трезвых людей, бесконтрольно применявших боевое оружие, в том числе и разрушительной силы — указывало на наличие связи этих формирований с государственными структурами, что не слишком афишировалось кормящимися от государства средствами массовой информации.

И, наконец упорное утаивание их роли самими потерпевшими — бесланцами — как поддерживающими правительство- «матери Беслана», так и его яростных обвинителей — « голос Беслана», наталкивает на мысль, что для тех и других упоминание о роли боевиков- было не только не выгодно, но и опасно. Вооруженная орда, не имеющая четкого руководства, состояла во многом из друзей, соседей и однофамильцев потерпевших. В Осетии родственные и фамильные связи ни чуть не слабей чем на остальной территории Северного Кавказа.

Из показаний лиц, осуществлявших оцепление вокруг школы, известно о прибытие к школе двух автомобилей- Газель и УАЗ с неопознанными лицами в камуфляжной форме без знаков различия, которые привезли большое количество гранатометов и поднялись с ними на крышу здания, стоявшего рядом со школой.Из их же показаний мы знаем, что именно они использовали огнеметы и гранатометы в стрельбе по крыше спортзала, результатом которых явилась гибель в огне огромного количества заложников.

Эти люди могли быть военными формированиями Южной Осетии или ополченцами из других регионов Осетии. Они никак не могли быть сотрудниками официальных спецслужб, которые не могли иметь приказа на применение не избирательного оружия. Кроме того, пальба по крыше спортзала велась в тот момент, когда специальные отряды «Альфа»и «Вымпел» в основной массе отрабатывали штурм вне пределов школы.

Бесланские ополченцы — важный фактор в подготовке и осуществлении теракта. Без них, террористам, невозможно было бы, иметь необходимого количества оружия. Без их наводки, невозможно было бы удачно осуществить захват такого большого количества заложников. Наивно думать, что террористы рыскали по городу, выискивая школу в которой, раньше времени, началась торжественная линейка. Они знали куда ехать.

Разумеется, не все бесланские боевики, были задействованы в теракте. Скорее всего, круг связанных непосредственно с осуществлением этого теракта, бесланских боевиков, был ограничен. Но роковую роль в несанкционированном штурме сыграли про-правительственные боевики, которые искали возможность проявить себя. Есть сведения о смерти некоторых из них, хотя это не афишируется властями.
( Про- правительственные боевики- это созданные ещё в 1991 году для ведения боевых действий в Грузии, осетинские вооруженные формирования. Имели устойчивую связь с юго-осетинскими вооруженными формированиями, а до Бесланских событий с чеченскими боевиками. Трагедия Беслана положила конец этому содружеству.)

В общей дискуссии о причинах и ходе трагедии, они остались за кадром, поскольку ни журналистам, ни потерпевшим, их привязка к теракту было не выгодна, а спецслужбам и официальным осетинским властям, их упоминание было опасно, поскольку
привлечение их с террористами, в качестве соучастников теракта, раскрывало двойные игры спецслужб, что, к тому же, не снимало с властей ответственности за неисполнение своих позитивных обязательств по соблюдению права на жизнь заложников.

Хотя в материалах суда, фигурировала только одна машина Газ- 66, на самом деле машин было две. Вторая машина — фургон Газель, поджидала их в Беслане, недалёко от школы и дождавшись, первая ворвалась на территорию школы, протаранив ворота с тыльной стороны. Мы пока не знаем сколько террористов было в Газели и откуда они прибыли. Ясно одно- они прибыли не из Пседаха и не вместе. Возможно вторая партия террористов была сформирована на месте в Беслане.В процессе над Кулаевым, о наличие второй машины с боевиками потерпевшая сторона не знала, а Прокуратура, в ходе процесса это скрыла.

Хаос и несогласованность, который позволил осетинским боевикам, возможно в состоянии опьянения ( есть доказательство распития спиртных напитков в зоне проведения операции) вмешиваться в действия спецслужб, привели к чудовищным последствиям- несанкционированному обстрелу и возникновению пожара и обрушению крыши спортзала.
В результате этого, почти все погибшие заложники — жертвы огня.
Некоторых, которым повезло, до того как их тела сгорели, убило начинкой взрывных устройств, шальными пулями и обломками рухнувшей кровли. Но таких, везучих, оказалось трагически мало.

Не умаляя вину террористов и ответственности властей и спецслужб в гибели детей, мы не имеем права утверждать, что только они, изначально, повинны в гибели заложников. Сейчас, по прошествию времени, учитывая открывшиеся, новые, обстоятельства, есть все основания утверждать, что круг виновных шире. Как выясняется с течением времени, чеченские боевики и спецслужбы не единственные объекты для привлечения к ответственности.

Анализируя события происходившие в Беслане во время Чеченской войны, видно, что контакты с НВФ Осетии, налаженные после удачного совместного рейда в Абхазию, помогали чеченским боевикам при реализации нефти и нефтепродуктов в Южную Осетию и Грузию. Для осетинских НВФ, реализация Чеченской нефти приносила доход, не меньший, чем палённая водка. Основной нефтяной трафик в Южную Осетию пролегал именно через Беслан.

Не случайно, по пути следования, на территории Моздокского района, грузовик остановил простой участковый, который явно полагал, что тентованная машина- самодельный нефтевоз, которые в изобилии сновали в то время между Чечней и Осетией. Если — бы он заподозрил иное, он никогда не рискнул бы остановить машину в одиночку. На Северо — осетинскую милицию, особенно Правого берега, была возложена под видом охраны границ- охрана нефтетрафика. Бандитский анклав, называемый Южной Осетией, не мог бы существовать без нефтяной подпитки из вне.

Хотя общее руководство осетинскими боевиками всегда осуществлялось из Владикавказа, но в Беслане у них была своя территориальная единица со штабом, созданная ещё до осетино- ингушских и Абхазских событий 1992 года. Что штаб располагался именно в школе 1, известно, также из воспоминаний заложников — ингушей, которые в1992 году, содержались в ней, снятые с проходивших через Беслан автобусов, самолетов и поездов.

И потому нет оснований, не верить показаниям выживших Бесланских заложников, допрошенных следствием и судом о том, что большое количество оружия и боеприпасов террористы извлекли из схронов на территории самой школы. И нет ничего удивительного и в том, что выбор террористов пал именно на эту школу, хотя другие, были доступней. Похоже, по крайней мере, тем, кто спланировал это нападение была известна эта школа и ее статус спящего схрона. К тому же, как выясняется, их в Беслане дожидалась ГАЗель, с неизвестным количеством террористов и вероятно в ней находились наводчики предварительно готовившие объект для нападения и возможно через них была организована школьная линейка в необычное время.

Участие осетина Ходова и его функция в НВФ, созданных правительством Осетии под руководством Бибо Дзуцева, позже возглавившего отряд осетин, применивших свой ´´опыт´´по депортации ингушей, на грузинах в Абхазии, весьма скудно освящается в социальных сетях. Совсем не факт, что Ходов был единственный участник- представитель боевиков Осетии. Как мы отмечали, боевиков, связанных с чеченцами еще со времен нападения на Грузинскую Абхазию, в Беслане было много. И совсем не случайно, их общий предводитель — Юсуп Сосламбеков, получил от Галазова — Президента Северной Осетии, в знак выдающихся заслуг, богатый офис в Доме Дружбы, в самом центре Владикавказа, куда он перевёл, во время Чеченской войны , свою резиденцию.

Наличие в Беслане пятой колонны — бывших боевых товарищей чеченцев по Конфедерации народов Кавказа, отслеживается не только по моим сведениям, но и по показаниях свидетелей — других заложников 1992 года, а также из интервью Бибо Дзуцева из Абхазии и воспоминаний других участников Абхазских событий-осетин.

Видеокадры с места событий, убеждают в том, что неформалов с оружием было намного больше чем спецназовцев. Однако, сведения о их гибели или ранении скрываются, хотя и известны. Если захват школы постановка спецслужб, то участие осетинской пятой колонны не подлежит никакому сомнению и утверждение организации «Голос Беслана» и некоторых заложников и аналитиков, о том, что в нападении учпвствовало не 32 , а гораздо большее количество боевиков, корреспондирует с этими сведениями.

Средства массовой информации, официальные власти и сами спецслужбы очень сдержаны в оценке действий местных боевиков, а ведь известно, что за нападение на Назрань, и особенно на Нальчик, также прошедшие под патронажем Шамиля Басаева, судили в основном членов местных бандгрупп. Но никого из осетинских боевиков, как видим, тесно связанных, не только совместными боевыми действиями в прошлом, но и бизнесом, за Беслан не судили.

Вероятно спецслужбы, невольно, получив, по ходу своих игрищ, неожиданно более, чем можно было ожидать, трагический результат, поняли, что, если они, по сценарию Назрани или, позже, Нальчика, обернут жало правосудия на НВФ Осетии, одна часть которых, связанная с бойками, напрямую, участвовала в захвате школы, а другая суматошно и неадекватно, вероятно под влиянием алкоголя, применяла не избирательное оружие — огнеметы, то сохранить секретность этой самой неудачной в истории спецслужб операции, уже будет не так легко. По этой причине осетинские боевики избежали разгрома. В судебный спектакль включили только чеченских боевиков, но ограничили их участие одним актером- Кулаевым.

Личность боевика Кулаева, вызывает не меньшие подозрения, чем личность осетина Ходова, также играющего одну из главных ролей в спектакле.
Странно, убив всех, даже попавших в руки ранеными, боевиков, Кулаева, одного, не тронули. А в последствии, заставив сбрить бороду, представили миру его холенную физиономию, физиономию человека, которого не ожидает в будущем ничего, более страшного, чем то, чего он уже избежал.

Все сцены его участия в суде напоминают тщательно срежиссированный спектакль, где кукла квалифицированно повторяет шёпот кукловода. Похоже, его — или достали из загашников ФСБ, или оставили в живых, убив других, даже попавших в плен ранеными, именно, для участия в процессе, посчитав, с учетом опыта Норд-Оста, что наличие послушного обвиняемого, позволит реализовать заранее расписанный ход процесса. Это важно в условиях, когда другие участники процесса — потерпевшие- под воздействиями эмоций, взвинчены и неуправляемы. Именно такими предстают перед нами потерпевшие из организации ‘’ голос Беслана’’ во время процесса, будучи активнее, чем официальные обвинители.

Предложение обменять по сто пятьдесят детей на каждого, достаточно важного чиновника, было не что иное, как попытка боевиков приобрести обратный билет. Они видимо пытались обезопасить, по примеру Буденновска, свое отступление под прикрытием важных пленников.

Не думаю, что трусость потенциальных кандидатов на обмен, послужила срыву сделки. Если эти струсили, нашлись бы другие, не менее значительные люди, которые с готовностью отдали бы себя в руки боевиков взамен детей. Примеров тому много. Вспомним Буденновск.
Скорее всего власти разгадали план боевиков, или, просчитали и такой оборот событий и запретили — госслужащим, реагировать на это предложение. В общем и это, почти безобидное, на первый взгляд , мероприятие, боевикам не удалось осуществить.

Сейчас с высоты времени , можно не сомневаться, что этот обмен, при любом исходе, сберёг бы сотни заложников от смерти и увечий.
По мнению юристов, отстаивавших права потерпевших по делу в ЕСПЧ, самый массовый — смертельный урон нанёс поджог и последовавшее затем обрушение крыши спортзала. Называется цифра- примерно 150 детей. Это явно последствие действий так называемых огнеметов — в действительности это оружие не огнедышащий дракон , а пушка, только взрываясь снаряды из этого оружия не поражают осколками, а выжигают все живое.

Такое оружие спецназовцы, на вооружении которых любые, намного более эффективные средства, при всём неуважении к ним, применить не могли. Но боевики, не санкционировано участвовавшие в операции, или помогавшие в кавычках, могли.
Ажиотаж, паника, отсутствие дисциплины, свойственное неформальным вооруженным формированиям, стремление как то отличится, что наглядно продемонстрировано в самосуде, устроенном над захваченным боевиком и случайными людьми, принятыми за боевиков и распитие спиртных напитков прямо на территории школы, убеждают нас в этом.

Нет достаточных оснований считать, что был предварительный сговор чеченских террористов и осетинских боевиков о захвате школы. Но, использование чеченскими террористами своих связей с осетинскими боевиками, при планировании захвата школы, вне всякого сомнения. Весьма вероятно, что спецслужбы, курировали дружбу осетинских и чеченских боевиков и, возможно, именно они подкинули идею захвата школы для того, что бы провернуть операцию подобную Назрановской и Нальчикской — то есть организовать нападение и потом сделать зачистку как в Ингушетии и Кабарде. И если бы не трагическое развитие событий, бесланских боевиков ожидала бы та же судьба, которая постигла до этого Назрань и чуть позже Нальчик, но трагедия Беслана, напугав спецслужбы, предотвратила подобную экзекуцию в Осетии.

А спектакль — суд над Кулаевым, это сброс пара. Отказавшись возбудить дело по неправомерным действиям должностных лиц, которое могло превратиться в грандиозный процесс с привлечением высшего руководства России и множества более мелких чиновников, агрессивным потерпевшим, которые, убитые горем, потеряли страх перед властью, предусмотрительно, была брошена кость в виде Кулаева. Отсутствие такого клапана по Норд -осту, создало проблемы.

Нет оснований, считать что трагедия Беслана, злой умысел спец служб России.
Что не означает однако, что за ними нет вины. Нет оснований считать, что трагедия Беслана, злой умысел властей Осетии, но это не означает, что за ними нет вины.
Есть основание считать, что трагедия Беслана, злой умысел боевиков — террористов, однако это не означает, что вина только на них. И это не означает, что вина властей и спецслужб уменьшает вину боевиков, а вина боевиков уменьшает вину властей. Каждый должен ответить за своё.

31 террорист и Кулаев, за своё ответили, но мнения пострадавших, об истинных виновниках трагедии, разделилось. Одни ( Голос Беслана) считают, что, спецслужбы и власти, должны ответить, как и Кулаев, за свою вину и их действиям должна быть дана правовая оценка независимым судом. Другие, (Матери Беслана) считают, что власти осуществив помощь, загладили свою вину, а попытка привлечь к суду спецслужбы и представителей власти, просто месть, не основанная на праве.

Две группы потерпевших- одна- приласканная и прикормленных властями, в лице «Матерей Беслана», и другая-возникшая спонтанно, а потому непримиримая и агрессивная — « Голос Беслана», разойдясь во мнении, создали два блока, выдвинувших противоречащие друг другу трактовки этой трагедии.

При этом, Матери Беслана, с молчаливого согласия властей, пытаются доказать, что вина изначально заложена в агрессии, которая гнездится в соседней Ингушетии, а Голос Беслана, считает, что ответственность несут в первую очередь власти, которые заигрались в войнушку и в сговоре с боевиками организовали нападение для реализации своих политических нужд. И именно это обстоятельство, явилось основной причиной трагедии.

Они не сомневаются в доказуемости их вины утверждая о наличии фактов указывающих на это. Именно Голос Беслана, добился признания в ЕСПЧ, вины государства в неадекватном применении оружия и нарушении права на справедливое судебное разбирательство, что однако, не означает вины конкретных должностных лиц государства, которая может быть установлена только внутренним судебном разбирательством.

За заявителями, согласно решения ЕСПЧ, сохраняется также право на такое разбирательство, не смотря на полученную в результате обращения компенсацию, которая в общем составила около трёх миллионов евро. Это- Маленький триумф,
Эллы Кесаевой, которая 10 лет добивалась правосудия, но это не победа!

Адам Ли. 20 августа 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>