Правозащитники потребовали от Калиматова разъяснить ситуацию с COVID-19

view_Mahmud-Ali_Kalimatov__2019-06-26_Правозащитный центр «Мемориал» призвал главу Ингушетии Махмуда-Али Калиматова объяснить жителям республики, каким образом формируется официальная статистика заболеваемости и жертв коронавирусной инфекции. Это позволит не лишиться доверия людей к принимаемым властями мерам по борьбе с пандемией, считают правозащитники.

Как информировал «Кавказский узел», к 8 мая в Ингушетии общее количество инфицированных коронавирусной инфекцией составило 1108 человек, а число умерших пациентов с COVID-19 составляло 28.

На главной странице «Кавказского узла» шесть раз в сутки обновляется карта с данными по числу зараженных коронавирусом на юге России и в странах Южного Кавказа. Информация о динамике распространения вируса, в том числе в СКФО, собирается в обновляемой справке «Кавказского узла» «Коронавирус добрался до Кавказа».

ПЦ «Мемориал» 8 мая на своем сайте опубликовал открытое обращение к Калиматову, призвав главу Ингушетии, в частности, подробно разъяснить жителям республики, каким образом формируется официальная статистика заболеваемости и жертв коронавирусной инфекции, какие случаи включаются и какие не включаются в официальные данные и с чем это связано.

Вместе с тем авторы обращения попросили Калиматова в дальнейшем регулярно проверять сообщения из неофициальных источников и информировать население республики о результатах этой проверки.

«Гражданское общество не меньше, чем власти заинтересовано в том, чтобы в условиях пандемии сохранялось доверие населения к медикам, медицинским организациям и органам власти… Мы считаем, что в чрезвычайных обстоятельствах республиканские власти, будучи заинтересованными в сохранении стабильности, основанной на доверии со стороны жителей региона, должны оперативно реагировать на любые сообщения о распространении коронавирусной инфекции и её последствиях», — говорится в письме.

Правозащитники также обратили внимание на проблемы эффективности тестов, долгое время их обработки, большое количество ложноотрицательных результатов. Говоря об официальной статистике, авторы письма обратили внимание на «зависимость местных медицинских учреждений как от вышестоящих структур Минздрава, так и от местных властей».

Жителям рекомендовано следовать советам богословов и врачей в условиях пандемии

По словам сотрудницы Управления Роспотребнадзора по Ингушетии, первый случай смерти пациента с коронавирусной инфекцией был официально зарегистрирован в республике 13 апреля, а число подтвержденных случаев COVID-19 в регионе было всего 33, тогда как к 8 мая только в реанимации находились 66 пациентов с этим диагнозом.

«На сегодняшний день (8 мая) у нас от этого вируса скончались 28 человек… Госпитализированы 554 человека, 66 пациентов в тяжелом состоянии находятся в отделении реанимации, из них 13 человек — на ИВЛ (искусственной вентиляции легких). Все остальные с подозрением и подтверждением на COVID-19 ввиду удовлетворительного состояния наблюдаются медицинскими работниками на дому. С начала карантина вылечено 248 человек», — сообщила она «Кавказскому узлу».

Председатель Совета тейпов Ингушетии Малсаг Ужахов призвал жителей республики соблюдать режим самоизоляции, по возможности оставаться дома, избегать мест большого скопления народа, прислушиваться к советам богословов и следовать рекомендациям врачей, сообщил его адвокат Джабраил Куриев.

По его словам, Ужахов обращается к своим согражданам, в первую очередь, как человек, проработавший в сфере здравоохранения более 30 лет и имеющий четкое представление о том, какие могут быть последствия от заражения коронавирусной инфекцией.

Малсаг Ужахов был арестован в апреле 2019 года по уголовному делу о применении насилия к полицейским во время мартовского митинга в Магасе и уже больше года находится под арестом. В апреле 2020 года защита 67-летнего Малсага Ужахова заявляла об угрозе его заражения коронавирусом в СИЗО и просила освободить лидера протестов в Ингушетии из-под стражи.

Также с просьбой не нарушать режим самоизоляции к согражданам обратились старейшины, представители тейпов Ингушетии, сообщил сопредседатель Совета тейпов Мурад Даскиев «Кавказскому узлу».

«Жителей просили по возможности оставаться дома, особенно пожилых людей, кто находится в группе риска. Но к этому призыву никто из наших сограждан не прислушался. Наши слова, так же, как и выступления представителей духовенства, даже после того, как от COVID-19 cтали умирать люди, не были услышаны большинством населения. Более того, почти сразу как ввели карантин в республике было три свадьбы с большим числом приглашенных», — рассказал он.

Житель Ингушетии рассказал, как его вылечили от коронавируса

Житель селения Экажево Асхаб сообщил, что на этой неделе выписался из больницы после лечения коронавируса. «Аккурат в день моего рождения врачи признали выздоровевшим и отправили домой. Госпитализировали 10 апреля, а за два дня до этого поднялась высокая температура, першило в горле сильно, кашля сначала не было. Выпил жаропонижающие таблетки, стал лечиться домашними методами: чай, лимон, мед. Вроде, полегчало. Еще день было все нормально, а потом опять высокая температура, появились боли в груди, дышать невозможно, как будто насыпали в легкие битое стекло. Позвонил родственнице, врачом работает. Она меня послушала и вызвала скорую помощь, а всем домашним — жене и четверым детям — приказала сидеть дома, ни к кому не ходить и никого к себе во двор даже не пускать — карантин», — рассказал Асхаб «Кавказскому узлу».

Асхаб был доставлен в больницу для пациентов с коронавирусом. «Нас с таким же диагнозом на тот момент было всего 18 человек. Врачи и медперсонал в специальных комбинезонах, масках, очках. К нам в палату заходили врачи редко. Медсестры приходили, капельницы, уколы. Первые 10 дней мне реально было очень плохо: высокая температура, кашель, от которого в груди жуткие боли, аппетита нет, пропало обоняние. Дышать было очень трудно, не хватало воздуха. Хотел попросить, чтобы подключили к ИВЛ. Но в больнице, сказал врач, таких аппаратов всего два, и есть больные старше меня возрастом, которым без ИВЛ — конец. Ладно, думаю, я по сравнению со стариками вроде как молодой, всего 58 лет, потерплю. Но были моменты, когда я уже думал, что пришел конец», — поделился он.

По его словам, врачи и медсестры работали на износ, потому что медперсонала явно не хватало. «Потом этот медперсонал сменили, и вместо них в больнице стали работать врачи и медсестры из Малгобека, а больных стали привозить все больше и больше. И все тяжелые. Нагрузка на врачей и медсестер увеличилась многократно. Они не успевали ставить капельницы, уколы приходили делать в два, в три ночи. Уставали очень. Начинает медсестра делать внутривенный укол, да ведь трудно в перчатках-то, ищет вену, всю руку исколет, у самой, вижу, руки дрожат, чуть не плачет», — отметил мужчина.

Ведь я не верил, что действительно в республике карантин и что есть такой вирус, от которого можно и умереть. Если бы я продолжал еще пару дней лечиться домашними методами, то неизвестно, чем бы это все закончилось.

К моменту выписки в больнице было уже более 300 больных, добавил Асхаб. «А ведь я не верил, что действительно в республике карантин и что есть такой вирус, от которого можно и умереть. Если бы я продолжал еще пару дней лечиться домашними методами, то неизвестно, чем бы это все закончилось. Пока я был в больнице и у моих домочадцев закончился режим самоизоляции. Но все равно нужно временно ограничить общение с родными и друзьями», — считает он.

Асхаб подозревает, что заразился коронавирусом в Плиево, где у его друга умер родственник. «Совершили намаз, потом, как и положено, зикр (суфийский обряд). Там и подхватил вирус», — думает он.

По его словам, в первую неделю, как объявили режим самоизоляции, жители, зная о ситуации в Китае, отменили поездки в другие города и за границу. «Думали, что, как и в Чечне, наше правительство тоже закроет границы, но кроме выступлений по телевидению никаких действий власть не принимала, ну народ и расслабился», — считает Асхаб.

Отсутствие диалога между властью и жителями мешает борьбе с коронавирусом

В разносе вируса в Ингушетии участвовали все, а первая партия зараженных коронавирусом начала поступать в больницы после похорон религиозного авторитета Ахмеда Гараева, считает жительница Назрани с медицинским образованием Аза. «На траурное мероприятие были приглашены и богословы из Ингушетии, а к тому времени четверо близких родственников умершего уже были заражены коронавирусом… В нашей республике плотность населения большая, поэтому у него есть все условия распространяться быстро, если к тому же для этого ему созданы все условия… Процент зараженных рос и продолжает расти», — сказала она «Кавказскому узлу».

9 апреля спикер парламента Чечни Магомед Даудов сообщил, что на похороны 80-летнего Ахмеда Гараева в Шалинском районе вопреки запрету властей пришло большое число людей. У четырех членов семьи умершего предварительно диагностирован коронавирус, заявил тогда Даудов, призвав участников похорон не выходить из дома и обратиться к врачам.

«Можно было бы избежать жестких карантинных мер, если бы некоторая часть населения не афишировала свое преступное неверие в существование данной инфекции, не высчитывала процент смертности населения во время сезонных эпидемий гриппа, сравнивая с процентом умерших от COVID-19… Эти грамотеи этим самым расслабляют и дезориентируют людей против эпидрежима», — полагает Аза.

Конфликт из-за установления границы с Чечней сказался и на ситуации с распространением коронавируса. Многие жители республики не доверяют информации, которую сообщают власти, а лидеры, к словам которых люди готовы прислушаться, оказались в СИЗО, считает активист Ахмед Бузуртанов.

«К этому обществу уже полтора года власти вообще не прислушиваются, а активная часть этого общества год как жестко преследуется. По большому счету, чтобы население республики поняло, что самоизоляция и профилактика, по мнению специалистов, снизят одновременное заражение и неизбежную нагрузку на медучреждения и приняло к исполнению те социально-экономические меры, которые предлагают чиновники, требовались авторитеты, которым люди доверяли бы. А они сейчас, по прихоти властей, сильно ограничены условиями следственных изоляторов. Преодолевая эти особые меры изоляции от общества, не пытаясь сводить счеты за собственное преследование, некоторые из них, такие, как Малсаг Ужахов, нашли возможным обратиться к согражданам с просьбой не просто беречь себя, а прислушаться к властям», — сказал он «Кавказскому узлу».

26 марта 2019 года жители Ингушетии самовольно продлили акцию протеста в Магасе, что привело на следующее утро к стычкам с силовиками при попытке разогнать митинг. С начала апреля 2019 года в республике начались массовые аресты активистов. Железноводский горсуд на Ставрополье с декабря выносит приговоры участникам митинга.

Меры по борьбе с коронавирусом оказались бессильны перед сложившимися традициями

Нужно отдать должное духовным авторитетам республики, которые, не дождавшись от властей четких рекомендаций в условиях пандемии, нашли необходимым самостоятельно встретиться с компетентными в этих вопросах специалистами, отметил Бузуртанов. «Практически одновременно все религиозные общины без разногласий освободили мусульман от обязательных коллективных мероприятий. К сожалению, явления, идущие на стыке религиозных и традиционных ценностей, такие как похороны, оказалось сложнее отрегулировать», — сказал он.

Трудно убедить людей не идти на похороны близкого человека, знакомого, соседа, отмечает Мурад Даскиев. «Я убеждаю, говорю, что можно после окончания карантина навестить родственников умершего, выразить соболезнования. Но вот умер наш зять, как мне не пойти на похороны? И как совершать намаз в маске?» — задается он вопросом.

Член Совета тейпов Ингушетии Муса Шаухалов заявил «Кавказскому узлу», что не представляет, как можно не проводить в последний путь человека, которого знал всю жизнь, не говоря уже о родственниках. «Мы каждый день кого-то хороним. И сегодня у нас похороны», — сказал Шаухалов.

Однако, отметил он, в период самоизоляции гораздо меньше стало приходить людей на траурные мероприятия.

Советы специалистов о том, как избежать инфицирования, приведены в справке «Кавказского узла» «Врачи про коронавирус: что делать?», а номера телефонов для консультаций по коронавирусу — в материале «Коронавирус. Горячие линии». Данные о штрафах за нарушение карантина собраны в публикации «Кавказского узла» «Сколько стоит побег из карантина».

Новости о распространении COVID-19 на юге России и в странах Южного Кавказа «Кавказский узел» отслеживает на специальной тематической странице «Коронавирус рвется на Кавказ».

Татьяна Гантимурова; корреспондент «Кавказского узла»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>