Оппоненты указали ингушским алимам на риск потери авторитета из-за неявки в кадият

Отказ прийти в кадият республики подрывает авторитет лиц, называющих себя алимами, заявил председатель Совета тейпов Ингушетии Малсаг Ужахов. Отказываясь решать возникшие споры как подобает мусульманину, такие люди сами отдаляются от общества, считает правозащитник Магомед Муцольгов.

Как писал «Кавказский узел», Совет тейпов Ингушетии 13 декабря вызвал депутатов парламента республики на шариатский суд, чтобы установить, как проголосовал каждый из парламентариев по вопросу соглашения о чечено-ингушской административной границе, подписанного главами двух республик. Суд планировал определить, было ли голосование сфальсифицировано, но на заседание 15 декабря пришли 10 из 30 депутатов республиканского парламента. Шестеро религиозных деятелей, раскритиковавших вызов депутатов в шариатский суд — имам селения Яндаре Микаил Даурбеков, Лом-Али Буружев, Сайфуддин Цолоев, Ахмед Сагов, Алаудин Чапанов и Шадид Черсиев, сами не явились для объяснения своей позиции в кадият республики.

Координационный центр мусульман Северного Кавказа обвинил активистов в запугивании ингушских депутатов, назвав заседание шариатского суда попыткой психологического давления на «неправильно голосовавших» парламентариев. Заявление Координационного центра мусульман Северного Кавказа является предупреждением для ингушского муфтията, заявили опрошенные «Кавказским узлом» аналитики.

Отказ выступить в шариатском суде роняет авторитет верующего человека

Отказ публично отстоять свою позицию по шариату подрывает авторитет лиц, называющих себя алимами, заявил корреспонденту «Кавказского узла» председатель Совета тейпов Ингушетии Малсаг Ужахов.

«Один из них сегодня (26 декабря) мне позвонил и сказал, что не понял, куда и для чего его приглашают. В любом случае они вчера (25 декабря) не явились. Единственное, почему мы их вызывали, потому что до этого в передаче по ТВ они доказывали, что депутатов не имеют право даже как верующих пригласить на суд совести, на суд чести. Мы на Совете тейпов в религиозных вопросах не сильны, потому просили их разъяснить на шариатском суде, чтобы между собой доказали, кто же из них прав, но они не пришли», — рассказал Ужахов.

Телепередача с участием алимов повлияла на решение части депутатов не приходить на суд 15 декабря. «Алимы указывали, что у шариатского суда нет компетенции решать государственные вопросы, но мы этого и не хотели! Суду было интересно лишь то, как кто голосовал. Мы имеем право это знать, так как мы – народ, мы избирали парламент», — сказал ранее «Кавказскому узлу» член Совета тейпов Ахмед Барахоев.

Это дело самого человека — явиться в шариатский суд или нет, однако отказ высказать свою позицию в суде позволяет судить о самом человеке, считает председатель Совета тейпов Ингушетии.

«Муфтият или суд не имеет право насильно туда кого-то вызывать. И решение, которое примет этот суд, носит лишь рекомендательный характер… В любом случае человек, который не явился на шариатский суд, считается плохим верующим. Если он не является и не готов доказать свою честность или свою невиновность, значит, что-то за душой у него есть. Авторитет такого человека среди народа падает. Тем более вопрос, который они обсуждали, не является таким, из-за которого надо отрешать (от ислама). Нам ведь и дальше жить (вместе). Если они говорили это по телевидению, они должны доказать, что это соответствует действительности. Иначе получается: пока я простой гражданин — вызывать в суд можно, но как только меня назначили на какую-то госдолжность — я неприкосновенен», — сказал Ужахов.

Неявка на шариатский суд подрывает лишь авторитет самих не явившихся лиц, но ни в коем случае не суда, также отметил он.

«В своей передаче они не столько шариатский суд критиковали, сколько Совет тейпов. Потому это подрывает коренным образом авторитет лишь этих алимов», — заключил Ужахов.

Кадият не подчиняется муфтию

Кадияты в Ингушетии функционируют со времен первого президента Ингушетии Руслана Аушева и представляют собой институт обычного (традиционного) права, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов.

«Шариатский суд функционирует только для мусульман. И когда вызывали депутатов парламента республики, а среди них есть один русский — его не вызывали. Отказ явиться в суд никакой уголовной ответственности не налагает. Но, отказываясь решать возникшие споры, как подобает мусульманину, такие люди сами отдаляются от общества», — рассказал он.

Муцольгов отметил также, что во все времена в регионе была альтернатива, и люди, не желающие рассматривать возникшие между ними споры в кадияте, могли обратиться к одному из нескольких авторитетных исламских ученых региона.

«Шариатские суды в Ингушетии носят характер третейских судов. С одним лишь исключением, что они только для мусульман. В этом нет никакого подтекста. Отказ от участия в шариатском суде подрывает авторитет алимов. На протяжении многих лет они сами побуждали к этому, и тому есть множество доказательств», — сказал правозащитник.

Муцольгов также отметил, что «кадият в республике не имеет прямого подчинения муфтию, а представляет собой отдельный орган, созданный мусульманами региона».

Шариатский суд не имеет полномочий судить депутатов

Имам селения Яндаре Микаил Даурбеков, который не пришел для пояснения своей позиции в кадият, рассказал 26 декабря корреспонденту «Кавказского узла», что к духовному управлению мусульман Ингушетии отношения не имеет. Людей, пригласивших его на разбирательство в кадият, он встречно пригласил к себе домой для разрешения имеющихся к нему вопросов.

«Я свою позицию высказал в телепередаче. Депутаты работают в государственной сфере, в рамках закона. У нас все же светский закон, по которому мы живем, потому на шариатский суд приглашать их не стоит. Если депутаты проголосовали «против» или «за», над ними есть еще закон, Конституция, согласно которой надо решать. Вполне возможно, что депутатов приглашали лишь для того, чтобы выяснить, как они голосовали. Потому что полномочий их судить у шариатского суда нет», — сказал Даурбеков.

Даурбеков ответил, что озвучил Совету тейпов причину своего отказа прийти.

«Я сказал, что я такой же алим, как и они. Если у вас (Совета тейпов) есть какой-то вопрос, приходите со своим алимом ко мне. Мы посидим и решим этот вопрос», — отметил имам, пояснив, что «свое решение не являться в суд с другими алимами не согласовывал».

Комментариями от остальных религиозных деятелей, которые не пришли в кадият республики, «Кавказский узел» пока не располагает.

На «Кавказском узле» размещен полный текст Соглашения с приложениями к нему (картой и геодезическим описанием). Анализ новой линии чечено-ингушской границы картографами приведен в размещенной на «Кавказском узле» справке «Неравноценный обмен Ингушетии с Чечней: анализ картографов». «Кавказский узел» также ведет регулярно обновляемую хронику «Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней». Новости, касающиеся границы между Чечней и Ингушетией, публикуются на специальной тематической странице «Как Кадыров Чечню укрупняет».

Магомед Туаев; корреспондент «Кавказского узла»

2 Responses to Оппоненты указали ингушским алимам на риск потери авторитета из-за неявки в кадият

  1. Никто не отменял Конституцию Ингушской Республики. Республика Ингушетия это зона контртеррористической операции В ВПутин это завербочаный агент Немецкой разведки выпускник немецкой школы разведки,которая вербует выпускников для переворотов и свержения власти в других с ранах. .

    • Ссылка Президента и Парламента Республики Ингушетия анонсирована в день подписания соглашения о передачи границ не существующей Республики Ингушетия, фальшивого Указа Президента корпоративного государства Российская Федерация

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>