Народ ему вынес вотум недоверия

Магомед-Рашид Плиев,

Подписанное главами Ингушетии и Чечни Соглашение по вопросу определения административно-территориальной границы от 26 сентября 2018 года вызвало у подавляющего большинства ингушского народа беспрецедентное по своим масштабам возмущение.
Народное неодобрение вылилось в массовые многодневные протестные акции в виде митингов. Народные волнения не только явились следствием потери Ингушетией более 20тыс. гектаров территории, богатой залежами, разведанной еще во времена Советов сернистой нефти и природного газа, но и в пренебрежении к ингушскому народу со стороны Главы Республики.
Он подписал заведомо ущербное Соглашение и при этом не посчитал нужным даже формально поинтересоваться у своего народа о его мнении насчет передачи богатой недрами и значительным числом памятников культуры территории сопредельной республике – афера была совершена в тайне от народа.
Спустя некоторое время, когда страсти в народе в какой-то мере улеглись, всякий здравомыслящий человек не может не задаться вопросами: в чем причина столь спешного рассмотрения «лидерами» двух республик – назначенцами Кремля – проблемы определения границы с Чечней. Чем объяснить, что руководство страны прибегло к столь поспешному решению этой проблемы? И это при том, что граница Ингушетии с Северной Осетией, вопреки законодательству страны, не устанавливается уже более четверти века. Не устанавливается по той причине, что догматы национальной политики в нашей стране выше, чем законы и даже Конституция. Мы говорим о руководстве государства потому, что присутствующей вертикали власти, Главы республик без указания Кремля вряд ли стали бы решать данную проблему столь мирно и скоро. Как видим, политическая ущербность национальной политики России, осуществляемой на Северном Кавказе, налицо. Лояльность Кремля к отдельным народам определяется соображениями их мнимой верности режиму. При этом провозглашаемые Конституцией РФ положения равенства прав и свобод как отдельно взятого человека, так и всех народов, на практике остается лишь декларацией.
Вопрос столь спешного определения границы между двумя субъектами с отторжением значительной ингушской территории в пользу Чечни объясняется достаточно просто. Росимущество РФ, по настоянию Р.Кадырова, передало в собственность Чечни компанию «Чеченнефтехимпром». В Кремле прекрасно осознают, что если бы было положено начало эксплуатации даттыхского месторождения нефти и природного газа, находящихся в недрах отторгнутой у Ингушетии территории корпорацией «Роснефть», то в чеченском обществе естественно могли бы возникнуть значительного масштаба протесты против «выкачивания Россией природных богатств Чечни». С передачей же компании «Чеченнефтехимпром» в собственность Чеченской Республики этот болезненный вопрос попросту снимается с политической повестки дня. Но при этом суть глобальной игры сохраняется ¬- получается, что в данном случае чеченцы сами распоряжаются своими природными богатствами. Таким образом суть вопроса остается в первозданном виде – пирог будет делиться тремя игроками: высокими чиновниками во власти страны, руководителем «Роснефти» Сеченым и главой Чечни Кадыровым.
Не менее интригующим является и ответ на вопрос, касающийся определения административной границы между Ингушетией и Осетией. Кто не знает о «Законе о реабилитации репрессированных народов»? Кто не знает о Постановлении Правительства РФ об определении границ Ингушской Республики? С тех пор прошло более четверти века, и тем не менее вновь образованная Ингушская Республика, вопреки декларируемого Конституцией РФ положения, остается аморфным образованием без административных границ. Спрашивается, почему? Да потому что Осетия крайне заинтересована в сохранении нынешнего статус-кво Ингушской Республики. Ибо в случае определения границ Ингушетии, Осетии придется расстаться со всеми оккупируемыми ею ингушскими территориями вместе с правым берегом г. Владикавказа.
Политико-финансовые аспекты вопроса установления административных границ между Ингушетией и Чечней нельзя рассматривать без понимания роли в этой афере глав Ингушетии и Чечни. Они оба являются ставленниками Кремля и выступают верными адептами руководства страны, во главе с В. Путиным. Но фигуре Кадырова Кремль отдает предпочтение. И не потому что Кадыров как политическая фигура стоит выше своего коллеги. Нет, конечно. Предпочтение ему отдается исключительно из финансовых соображений
Что же касается Евкурова, то финансовая заинтересованность в нем высоких чиновников во власти страны в нем значительно ниже, чем в его чеченском визави. Он имеет только то, что он получает из федерального бюджета. И все же Евкуров ценен и ценим тем, что он энергично, без оглядки на мнение народа, готов согласиться с оккупацией ингушских территорий как на востоке, так и на западе республики.
При этом недопустимо думать, что подобного рода роль самому Евкурову дается легко. Это было заметно из его интервью в первые дни после заключения Соглашения. К примеру, обратимся к его интервью на канале ГТРК «Ингушетия» от 6 октября 2018 года. «Разговор об актуальном» Главе Ингушетии давался с трудом. Он по сути признал, что в результате принятого Соглашения, к Чеченской республике отошли «17 тысяч гектаров земли лесного массива и башенных комплексов». Впрочем, приведу фрагмент его интервью дословно. Интернет-пользователи сами могут сделать вывод насколько потерянным выглядел Глава РИ на фоне происходящих в республике массовых волнений: «Территория за Фортангой, это 17тыс. гектаров земли лесного массива и башенных комплексов, осталась в подвешенном состоянии. Чеченская сторона упустила этот вопрос… Они (ингушская сторона) увидели, что вот эта территория осталась там и просто взяли эту территорию и включили ее в состав РИ. Мало ли, что чеченская сторона не учла ее, забыли… Мы взяли чужую территорию без ихнего спроса… по данным 2009 года. Мы признали, что это наша ошибка и мы своим новым законом, который сейчас парламент принял, установили границу по устоявшейся, как в 90-х годах границе».
Это маловыразительное оправдательное выступление Евкурова было ничем иным, как признание передачи Чеченской республике значительной части Ингушской территории. Однако, общественность Ингушетии с пристрастием отслеживающая каждое интервью Евкурова, не могла не заметить, насколько резко изменилась тональность его риторики после телефонного разговора с ним В.Путина. В последовавших после этой беседы многочисленных телеинтервью речь Евкурова приобрела уверенность и безаппеляционность. Он вновь стал повторять, что Ингушетия не уступила Чечне ни одного метра своей земли и что отныне «ингушский народ должен радоваться» принятому Соглашению, ибо оно «является актом, исключающим взаимные территориальные споры между двумя братскими народами».
Как бы Главы Ингушетии и Чечни, прибегая к помощи своих многочисленных прикормленных чиновников, не тужились оправдать свое антинародное деяние, им нет оправдания. Мне представляется, что они в конце концов вынуждены будут публично признать ошибочность сотворенной ими межнациональной авантюры. Ибо Конституционный суд Ингушетии признал принятое Соглашение юридически несостоятельным. Несостоятельным, оказался и закон о границе, якобы принятый Ингушским Парламентом – голосование депутатов, как выяснилось, было подтасовано. И, наконец, независимая экспертиза, проведенная силами сотрудников Института проблем эффективного государства и гражданского общества Департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ вынесла следующее заключение: «…Соглашение «Об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой», подписанное Главами РИ и ЧР в г.Магасе 26 сентября 2018 года следует признать не легитимным». На чем основывались независимые эксперты? Более чем убедительным ответом на этот вопрос является следующая выдержка из заключения независимой экспертизы: «Несмотря на то, что изменение границ существенно сужает территорию Государственного природного заповедника «Эрзи», настоящее соглашение об установлении границ было принято без согласования с Правительством РФ. Это нарушает взаимосвязанные требования п 1. ст. 6 Федерального закона от 22.07.2005 №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в РФ» и положения постановлений Правительства РФ от 14.10.2010 №833 «О создании туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе» и от 29 декабря 2011 г. №1195 «Об особых экономических зонах в Северо-Кавказском федеральном округе», статей 1-3.1, 60 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и ст. 6 «Модельного закона о государственных музеях-заповедниках» (Принят в г. Санкт-Петербурге 24.11.2001 Постановлением 18-11 на 18-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ)».
Реакция подавляющего большинства ингушского народа на политическую авантюру Главы РИ, выходящую за пределы его полномочий, повлекшую за собой грубое и своевольное попрание интересов ингушского народа, оказалась мощной и бескомпромиссной. Этого Евкуров не мог предвидеть. Он не мог предвидеть так же, что своим соглашательством и беспрекословным следованием указаниям Кремля как монолит сплотит ингушское общество, которое открыто и во всеуслышание вынесло ему вотум недоверия. После всего этого Ю-Б.Евкурову остается сделать логически следующий из сложившийся в республике общественно-политической ситуации единственно правильный шаг – шаг к отставке с поста Главы РИ. Таково мое видение подоплеки политической аферы, в которой главными видимыми игроками явились Главы Ингушетии и Чечни, а инициаторы аферы остались за кулисами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>