Майские указы. Ожидания — реальность

Михаил Комин
политолог, старший эксперт направления «Институты и общество» ЦСР, эксперт ОГФ

Следующие шесть лет российское правительство будет исполнять новые поручения Владимира Путина. Эксперты Общероссийского гражданского форума читают положения майского указа-2018 и оценивают, что возможно сделать за четвертый срок нового президента.

Майские указы — инструмент, обладающий двумя базовыми функциями.

Первая — управленческая, поскольку принятые после инаугурации президентские указы «погружаются» в российскую бюрократическую среду, например, в виде проектов и программ, и таким образом, служат главными ориентирами для проведения федеральными и региональными органами власти своей политики и главными для них источниками обоснований бюджетных трат. Правительство, прежде всего в лице премьер-министра, и вице-премьеров, становится ответственным за имплементацию написанного в указах, а администрация президента выполняет при этом роль контролера.
Так, исполнение майских указов 2012 года курировалось рабочей группой, возглавляемой помощником президента по экономике Андреем Белоусовым, который, 1-2 раза в месяц проводил совещание с профильными и ответственными за конкретные показатели министрами или их замами и тем самым контролировал исполнение поручений. Как управленческий инструмент такая связка работала неплохо, но общих проблем с имплементацией избежать не удавалось. Эксперты ВШЭ приводили в одном из своих обзоров примеры формального достижения показателей в указах. Так, доступ населения к получению услуг в МФЦ считается выполненным, если гражданин может в этом МФЦ получить хотя бы одну (из сотни) госуслуг. Более широко известен пример манипуляции показателями с получением 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году. Для достижения этого, чиновники просто стали иначе трактовать понятие «производительность», приравнивая ее по факту к оплате труда не ниже средней по региону/отрасли.
Вторая функция указов — политическая, поскольку именно в них декларируются цели и направления развития страны на следующий президентский срок. С этой точки зрения они подменяют инструменты стратегического управления, что крайне негативно сказывается на общем понимании населением и политической элитой векторов движения на ближайшие годы. «Образ будущего», который активно обсуждался в прошлом году и на «поиски» которого были брошены большие усилия — это ровно попытка закрыть такую брешь.
Новый майский указ 2018 года также подменяет новую стратегию социально-экономического развития. Цели и показатели, которые в нем отражены в целом дают понимание направления движения, но явно слабо взаимосвязаны между собой. К тому же, поставленные задачи слишком разноуровневые — от намерения войти в топ-5 экономик мира до требования убрать все несанкционированные свалки на территории РФ. Как стало понятно на одной из секций ПМЭФ-2018, имплементироваться указ будет при помощи новых приоритетных и национальных госпрограмм, а также большего применения проектного управления. К сожалению, как показывает опыт предыдущих майских указов и общий низкий коэффициент имплементации стратегических документов (по данным ЦСР — не более трети зафиксированных обязательств), вероятность достижения хотя бы половины из показателей — крайне невелика. Особенно, если правительство так и не решится на проведение масштабной реформы госуправления, реформы судебной системы, регуляторной политики и других институциональных изменений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>