Диалог с клакёрами

Магомед-Рашид Плиев.
Седьмого ноября сего 2014 года на телевидении «Ингушетия» состоялся заблаговременно и активно анонсированный проект, претенциозно названный «Диалог с народом» главы Республики Юнус-Бека Евкурова. Анализ псевдодиалога начну с того, что открытого и делового разговора, как о том было заявлено, не только не получилось, но, более того, оказывается, таковой и не планировался.
Об этом свидетельствует факт того, что вопросы для главы были тщательно отобраны, т.е. вопросы, глубоко волнующие общественность, вовсе не были на «диалоге» представлены. К таким относятся вопросы коррумпированности власти, возвращения вынужденных переселенцев в Пригородный район и г.Владикавказ, обеспечения элементарных конституционных прав граждан ингушской национальности, проживающих в Пригородном районе, похищения молодых людей силовыми структурами и многие другие.
Вместо этого в течении более чем трехчасового «диалога» демонстрировалось прямое или косвенное восхваление Главы региона то ли устами отсортированных клакеров, то ли самим главным лицом республики. К примеру, первые пятнадцать минут передачи были уделены совершенному Евкуровым хаджу, а также поистине богоугодной акции, проведенной по его инициативе и непосредственным его участием на горе Арафат-субботнику по очистке священной горы от бытового мусора. Однако затянувшийся ролик вызывал лично у меня, по меньшей мере, досаду. Ибо и человек, совершивший хадж, в данном случае Евкуров, и тележурналисты не могли не знать, что выставлять на показ любое деяние, совершаемое во имя Всевышнего, исламом строго порицается.
Было бы, на мой взгляд, целесообразно посвятить этой акции с участием главы республики отдельную передачу с привлечением к ней истинных богословов. Такая передача, посвященная морально-нравственному воспитанию молодежи, имела бы успех у телезрителей. В результате, время, отведенное «диалогу» с народом, было бы сэкономлено и использовано по назначению.
Этого, к сожалению, не произошло. Ибо такая цель не ставилась и Ю-Б.Евкуровым, а, следовательно, и тележурналистами, готовившими данный телепроект.
Дабы избежать критику в свой адрес по поводу бездоказательности моих суждений этого более чем малосодержательного, а потому и бесполезного трехчасового диалога главы РИ с клакёрами, приведу конкретные примеры, свидетельствующие о том, что «диалог» не коснулся ни одной сколь-нибудь значительной проблемы, стоящей пред республикой.
К примеру, мною были адресованы Ю-Б.Евкурову два вопроса:
1. Окончательно ли снята с повестки дня проблема возвращения вынужденных переселенцев в Пригородный район и г.Владикавказ? В настоящее время люди не торопятся возвращаться даже в т.н. открытые населенные пункты по причине того, что они там не защищены осетинской властью ни политически, ни экономически, ни социально и даже ни физически.
Ваш комментарий этой ситуации дал бы тысячам ингушей хоть какую-то возможность сориентироваться в своей будущности.
2. Многие ингушские чиновники сетуют на то, что часть вынужденных переселенцев не желает возвращаться в т.н. открытые населенные пункты Пригородного района.
Но не считаете ли Вы, что было бы целесообразно предложить чиновникам разных эшелонов власти РИ, являющимся выходцами из Пригородного района, переселиться в места прежнего проживания, оставаясь на работе в Ингушетии? Думается, что их пример послужил бы импульсом для рядовых ингушей.
Как и следовало ожидать, эти вопросы не были озвучены, а, следовательно, остались без ответа главы РИ, вышедшего в многочасовой эфир с мнимой целью диалога с народом.
Чтобы пресечь возможные отговорки, что якобы подобные вопросы вовсе не поступали на ТВ, сообщаю: их я продиктовал сотруднице ГТРК А.Евлоевой на номер телефона 22.41.28, который и был анонсирован телевидением. Недоброжелательная тональность разговора А.Евлоевой , позиционирующей себя журналисткой, натолкнул меня на мысль о том, что мои вопросы могут не дойти до адресата. Эти сомнения послужили поводом к тому, что я поинтересовался у своей собеседницы: «Какова вероятность того, что мои вопросы будут доведены до Ю-Б.Евкурова?». На что последовал следующий ответ: «Я не могу утвердительно ответить на это вопрос. Моя задача заключается лишь в том, чтобы полученные вопросы свести воедино и передать их в правительство РИ.»
Посему я решил продиктовать свои вопросы чиновникам из правительства и позвонил на номер телефона 55.15.62. Мне ответил молодой человек, представившийся Аушевым Ахмедом, который, на мой взгляд, скрупулезно записал продиктованные ему вопросы.
Говоря о беспредметности утомительного телепроекта нельзя было не обратить внимание еще на один факт. Некий блогер, фамилию которого я, к сожалению, не запомнил, присутствовавший в студии, в своем вопросе акцентировал внимание главы РИ на тот факт, что «в Осетии ингушей не считают за людей». На этот вопрос Ю-Б.Евкуров ответил весьма сдержанно, но достаточно категорично: «Я не могу согласиться с тем, что в Осетии ингушей не считают за ингушей. Я плотно работаю с Таймуразом Замбековичем. Нашим будущим хоккеистам представили возможность проводить тренировки во Владикавказе…»
В свою очередь и я не соглашусь с блогером, полагающим, что в Осетии ингушей не считают людьми. Ингушей там точно принимают за людей . В противном случае, ингушские дети могли бы обучаться в школах совместно с детьми других национальностей; половина ингушских сел не были бы закрыты для возвращения ингушских изгнанников; ингушам, вернувшимся в Пригородный район, были бы предоставлены конституционные права: на труд, образование (во Владикавказских вузах и сузах не обучается ни один молодой человек ингушской национальности); право быть избранным в представительные органы власти Осетии; работать в силовых структурах и судебной системе; право заниматься бизнесом наравне с представителями осетинской национальности; наконец, право на свободное передвижение в Осетии…
Разве подобного рода явно дискриминационные меры принимались бы к ингушам, если бы их в Осетии не считали за людей? Нет, конечно…
В прежние времена даже Министерство по делам национальностей могло «подавать писклявый голос», как выразился некогда Ю-Б. Евкуров о работе этого ведомства, по отстаиванию конституционных прав ингушей, подвергшихся геноциду со стороны государства и Осетии в 1992 году. Этот «писклявый голос», продававшийся с позволения руководства РИ того периода, хотя бы привлекал внимание федеральных органов власти к проблеме десятков тысяч ингушей, скитающихся по миру в ожидании торжества законов Российской Федерации.
В этот период к этой не решаемой Кремлем в течении более чем 20 лет проблеме возвращения ингушей в места прежнего проживания; определения административно-территориальных границ Ингушской республики, без которых она существует с первого дня своего восстановления; функционированию на трассе Баку-Москва КПП-105(т.н. Черменский круг) под надзором сугубо осетинских силовиков; принятию на вооружение осетинской властью фальшивки, именуемой водоохраной зоной г.Владикавказа, с целью уничтожения древних ингушских сел, близко располагавшихся к г.Владикавказу, и многим другим проблемам, возникшим в результате этно-геноцида, осуществленного в отношении более чем 70-тысячного ингушского населения г.Владикавказа и Пригородного района, «писклявым голосом миннаца» привлекалось внимание федерального центра. В республику приезжали чиновники разных уровней и публично обсуждали существующие проблемы. Они обсуждались на федеральном уровне и многочисленными делегациями ингушей, выезжавшими в Москву при поддержке руководства РИ.
При этом нельзя не констатировать факт того, что проблемы ингушского народа Москва не решала, как не решает и сейчас. Но «писклявый голос миннаца» давал надежду людям. Он давал им уверенность в том, что они не забыты собственным руководством. Он помогал им держать в памяти свою родину: Мочкъа-юрт(Базоркино), Г1алг1ай-юрт, Гадаборшкъонгий-юрт, Онгашт, Д1аха-дукъ, Эхи-юрт и многие другие, которые сегодня даже ингушскими чиновниками и т.н. журналистами называются: Чермен, Дачное, Дангарон, Терк, Сунжа и т.д. И это происходит в результате «плотной работы» проводимой с Таймуразом Замбековичем, в частности, и Осетией в целом. Таким образом, ингушский народ принуждается к забвению не только истории, но и родины. Досадно, что об этой трагедии, которой остается подвержен народ с начала сороковых годов прошлого столетия, общественность республики не может подавать даже писклявый голос. Установка на абсолютное замалчивание проблем целостности республики, обеспечения возможности возвращения более ста тысяч ингушей на свою этническую родину в г.Владикавказ и Пригородный район обеспечивается Кремлем руками, как говорится, представителей ингушской же национальности. В награду за подавление голоса народа им предоставляется центром абсолютная полнота власти в регионе.
В этой ситуации обнадеживает лишь тот факт, что людей, способных во весь голос говорить о дискриминации своего народа становится все больше и больше. И нет сомнения в том, что их голоса, объединенные в один неумолчный глас народа, будет услышан и в Кремле, и в Осетии. А значит потуги всех, кто и на «диалогах с народом» и прочих передачах и публикациях в СМИ силится замолчать все проблемы, особенно политические, стоящие перед республикой, обречены на неминуемый провал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>