Обращение представителей рода «Йовлой».

Главе Республики Ингушетия
Евкурову Ю.-Б.Б.
Сенатору Совета Федерации
Паланкоеву А.
Ко всем ингушским родам и тейпам
Обращение представителей рода «Йовлой».
Нам, представителям рода «Йовлой ». стало -известно о том, что на территории нашего родового городища «Пялинг» власти республики планируют строительство туристического кластера с привлечением средств частного инвестора – сенатора Совета Федерации России от Ингушетии Паланкоева Ахмеда. Эта новость вызвала возмущение и негодование у всего 70-тысячного населения рода «Йовлой» своим вопиющим неуважением к нам, как к представителям и выходцам из этих мест, к нашим предкам, к нашей истории, но говоря уже о моральных и духовных ценностях. Эти башенные комплексы и поселения являются исторической родиной Евлоевых и более 56 патронимий «Йовлой». Наши предки жили, строя уникальные башенные комплексы, волею Аллаха и благодаря этим горам и башням, как архитектурное творение не имеющим аналогов в мире, наши предки в лихие годы защищали и сохраняли наш народ от полного уничтожения полчищами Чингисхана, Тамерлана и многими другими нашествиями, алчущих чужими землями и богатствами. У каждого ингуша в душе теплится самое трепетное отношение к этим местам, так же как и ко всей горной Ингушетии, являющимся заповедной зоной и памятником уникальной архитектуры средних веков. Весь Йовлой мохк (страна Евлоевых) усыпан древними могильниками и склепами, где лежат кости наших предков, и мы уверены, что любой порядочный человек содрогнется от мысли, что на этом месте будет воздвигнута гостиница и всякого рода развлекательно – досуговая инфраструктура для туристов, с полным набором сервиса, а на выходе – продукты жизнедеятельности гостей и отдыхающих.
Что это как не кощунство, -святотатство и вандализм?
В связи с этим и во избежание межтейпового конфликта и непредсказуемого социального взрыва, тейп «Йовлой» предостерегает власти республики. Паланкоева Ахмеда и всех фигурантов данного авантюрного проекта, каким бы юридическим статусом и гражданством он не обладал, и заявляет о недопустимости кощунственного отношения к нашим родовым городищам и памяти наших предков, о недопустимости участия частного капитала, не только Паланкоевского, но даже Евлоевского и любого другого* кроме 100%-но государственного, с учетом и соблюдением ФЗ «Об особо охраняемых природных заповедниках», ФЗ « Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», Земельного кодекса РФ, ФЗ «Об охране окружающей среды» и др., без права приватизации построенных объектов.
Горная Ингушетия – достояние всего ингушского народа, и нет таких денег, за которые ингуш продаст свои родовые башни, историю, свои корим и могилы предков!

3 Responses to Обращение представителей рода «Йовлой».

  1. Pуслан:

    Евкуров ни кто и ничто.Смотри по поиску Дата создания Управления Минюста России по Республике Ингушетия и все,там вся ясно сказано,а вы о каком то законе.

    • Руслан:

      В Федеральном суде

      Федеральный суд Назрановского района Республики Ингушетия в составе:

      председательствующего судьи Оздоева А.И.

      с участием прокурора Ахильгова У.М.

      при секретаре Гациевой З.И.,

      рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Чапанова К.Б. о признании незаконными приказов Министерства юстиции Российской Федерации от 15 мая 2001г. № 716-ки от 17 мая 2001г. № 146,

      УСТАНОВИЛ:

      Чапанов К.Б. обратился в суд с жалобой о признании незаконными приказов Министерства юстиции Российской Федерации от 15 мая 2001г. № 716-к и от 17 мая 2001г. № 146 в порядке статьи 1 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений нарушающие права и свободы граждан». В обосновании своей жалобы заявитель указал, что в Министерство юстиции Республики Ингушетия поступили 3 приказа Министерства юстиции Российской Федерации «О преобразовании Министерства юстиции Республики Ингушетия» от 15 мая 2001г. № 716-к, «О создании Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия» от 15 мая 2001г. № 716-к и «Об утверждении Положения об Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия» от 17 мая 2001г. № 146. Указанные приказы Министерства юстиции РФ противоречат действующему законодательству, нарушают его права и права сотрудников Министерства юстиции РИ, гарантированные Конституцией РФ, Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации» и КЗоТ РФ. В частности, заявитель считает, что приказы Министерства юстиции РФ нарушают его право принимать участие в ведении государственных дел и допускаться на общих условиях равенства к государственной службе, предусмотренные статьей 32 Конституции РФ. По мнению заявителя, приказы также нарушают его права как государственного служащего, установленные статьями 9, 15 и 21 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации», тем самым создают препятствия для прохождения им государственной службы, осуществления профессиональной деятельности и выполнения задач, возложенных на него как на Министра юстиции Республики Ингушетия, в соответствии с федеральным законодательством и Положением о Министерстве юстиции Республики Ингушетия.

      Кроме этого, заявитель считает, что Министерство юстиции РФ, издав указанные приказы, вышло за пределы своей компетенции, установленной федеральными законами и Положением о Министерстве юстиции Российской Федерации.

      В судебном заседании заявитель полностью поддержал свою жалобу по мотивам, изложенным в ней.

      Министерство юстиции РФ в судебное заседание своего представителя не направило и письменных объяснений по существу поступившей в суд жалобы не направило, хотя и было заблаговременно извещено судом о времени и месте судебного разбирательства дела.

      Выслушав объяснения заявителя, исследовав письменные материалы дела и заслушав заключение прокурора Ахильгова У.М., полагавшего жалобу удовлетворить, суд приходит к следующему.

      В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 1 и 3 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с изменениями от 14 декабря 1995 года) гражданами могут быть обжалованы в суд любые действия (решения) государственных органов, органов местного

      самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных

      организации, объединений, должностных лиц и государственных служащих.

      В соответствии со ст. 6 вышеуказанного Закона на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, на должностных лиц, действия которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод.

      Как усматривается из имеющегося в материалах дела копии 2 приказов Министра юстиции РФ за одним и тем же номером и датой, т.е. №716-к от 15 мая 2001 года (л.д.13-14, 15-16) «О преобразовании Министерства юстиции Республики Ингушетия» и «О создании Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия» Министерство юстиции Республики Ингушетия преобразовано в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия, а заявитель, занимающий должность министра юстиции Республики Ингушетия, исключен из штата Министерства юстиции Российской Федерации.

      Между тем Министерство юстиции Республики Ингушетия образовано не приказом Министра юстиции РФ, а соответствующим Указом Президента Ингушской Республики от 31 марта 1993 года за№ 52 (л.д.23).

      В соответствии с п.1 Положения «О министерстве юстиции Республики Ингушетия», утвержденного Указом Президента Республики Ингушетия от 11 ноября 1999 года за № 267, Министерство юстиции Республики Ингушетия является органом исполнительной власти Республики Ингушетия (л.д. 33, 34-38).

      Правовые акты Республики Ингушетия о создании министерства юстиции Республики Ингушетия являются законными, поскольку в соответствии с чЛ ст.77 Конституции Российской Федерации система органов

      государственной власти республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов устанавливаются субъектами Российской Федерации самостоятельно.

      В соответствии с п.1 ст.57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена только по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

      При таких условиях следует считать, что Министерство юстиции Российской Федерации могло преобразовать Министерство юстиции Республики Ингушетия лишь по согласованию с органами власти Республики Ингушетия. Однако данных о наличии такого согласования суду не представлено.

      По изложенным основаниям суд считает требование заявителя о признании недействительным приказа Министра юстиции Российской Федерации за №716-к от 15 мая 2001 года «О преобразовании Министерства юстиции Республики Ингушетия» обоснованным и подлежащим удовлетворению.

      Соответственно и оспариваемый заявителем приказ в той его части, в которой он устанавливает, что Управление создается в пределах штатной численности Министерства юстиции Республики Ингушетия, не может быть признан законным, поскольку штатную численность юридического лица может определить только его учредитель.

      Требование заявителя о признании Положения об Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия, утвержденное приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 17 мая 2001 года за №146, в части наделения этого органа функциями, которые в соответствии с федеральным законодательством отнесены к компетенции органа юстиции Республики Ингушетия также является обоснованным по следующим основаниям.

      В соответствии со ст. 5 Закона РФ «О судебных приставах» служба судебных приставов являются подразделениями органов юстиции субъектов Российской Федерации, а не территориальных органов Министерства юстиции Российской Федерации. Органом же юстиции Республики Ингушетия, как одного из субъектов Российской Федерации, является Министерство юстиции Республики Ингушетия, а не Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия.

      Согласно ст.З ФЗ «Об исполнительном производстве» принудительное исполнение судебных актов и актов других органов в РФ возлагается на службы судебных приставов органов юстиции субъектов РФ.

      Согласно ч.2 ст.З и ст.7 Основ законодательства РФ о нотариате, лицензия на право нотариальной деятельности выдается уполномоченными на то органами юстиции республик в составе РФ, а нотариальные конторы в республиках в составе РФ открываются и упраздняются министерствами юстиции республик РФ по поручению Министерства юстиции РФ.

      В соответствии с частью 2 статьи 9 Основ, контроль за исполнением правил нотариального делопроизводства нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах и занимающихся частной нотариальной деятельностью, осуществляют органы юстиции республик в составе Российской Федерации. Статья 12 Основ регламентирует порядок учреждения и ликвидации должности нотариуса, а также наделения нотариуса полномочиями и прекращения его полномочий. Согласно положениям данной статьи учреждение, ликвидация должности нотариуса, а также определение количества должностей нотариусов в нотариальном округе производится органом юстиции совместно с нотариальной палатой. Увольнение нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе, производится в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации о труде. Вопросы назначения и освобождения от должности помощников и стажеров нотариусов также решаются органами юстиции (ст. 19 Основ).

      В соответствии со ст. 3 Положения об адвокатуре РСФСР, утвержденного Законом РСФСР от 20 ноября 1980года, вопросы регистрации коллегии адвокатов и соответственно контроль за их деятельностью, находятся в компетенции органа исполнительной власти республики в составе РФ, а не в компетенции федерального территориального органа. Согласно части 2 статьи 17 Положения об адвокатуре место нахождения юридических консультаций и количество работающих в них адвокатов определяются президиумом коллегии адвокатов по согласованию с Министерством юстиции автономной республики. Нормы, содержащиеся в Положении об адвокатуре, соответствуют пункту «л» части 1 статьи 72 Конституции РФ, согласно которому вопросы, касающиеся деятельности адвокатуры, находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ.

      Согласно ст. 21 Федерального закона «Об общественных объединениях» государственная регистрация регионального и местного общественных объединений производится органами юстиции соответствующих субъектов Российской Федерации, а не территориальными органами Минюста России. Министерством юстиции Российской Федерации производится государственная регистрация лишь общероссийского и международного общественных объединений. Государственная регистрация местной, а также централизованной религиозной организации, состоящей из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Российской Федерации, осуществляется органом юстиции соответствующего субъекта Российской Федерации. Федеральный орган юстиции регистрирует централизованные религиозные организации, имеющие местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Российской Федерации (пункты 2 и 3 статьи 11 ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях»). Следовательно, незаконным является наделение Управления МЮ РФ по РИ функциями по регистрации этих организаций, так как оно не является органом юстиции Республики Ингушетия.

      В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» порядок создания и структура учреждений юстиции по регистрации прав, а также принципы их размещения определяются субъектами Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации. В соответствии с этой нормой Указом Президента Республики Ингушетия от 20 июля 1998г. № 164 в системе Министерства юстиции Республики Ингушетия образовано Управление Республики Ингушетия по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В соответствии с пунктом 1 Положения об Управлении Республики Ингушетия по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденного этим Указом, оно входит в систему Министерства юстиции Республики Ингушетия. Следовательно, полномочия в системе государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним осуществляет Министерство юстиции Республики Ингушетия, а не Управление МЮ РФ по РИ.

      Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного судом представителя Министерства юстиции РФ, а также непредставление им суду своих письменных объяснений на поступившую в суд жалобу, свидетельствует о том, что Министерство юстиции Российской Федерации не располагают какими — либо аргументами для опровержения жалобы заявителя.

      При таких обстоятельствах подпункты «в» и «г» пункта 4, подпункты 4,5,6,7,8,9,11,12 и 13 пункта 5, часть 4 пункта 8 (в части, касающейся судебных приставов и нотариальных контор) и пункт 10 Положения об Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия, утвержденного приказом Министра Российской Федерации от 15 мая 2001 года за №146, как противоречащие вышеперечисленным федеральным законам, суд считает незаконными.

      В то же время доводы заявителя о том, что создание Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия нарушает его общегражданские права, так как сужается круг его должностных полномочий, суд считает необоснованными, поскольку в указанном Положении нет ни одной диспозиции, нарушающей права и свободы граждан, в том числе права и свободы и самого заявителя.

      Более того, в качестве одной из задач Управления в соответствии с подпунктом «б» пункта 4 Положения значится обеспечение прав и законных интересов личности.

      Требования, заявленное в жалобе заявителя от имени других сотрудников министерства юстиции Республики Ингушетия, является также не правомерным, поскольку другие сотрудники Министерства юстиции РИ в жалобе не поименованы и доказательств о наделении его такими полномочиями от имени подчиненных ему по службе работников на ведение дела суду заявитель не представил.

      Также является не правомерным и довод заявителя о незаконности двух приказов Министра юстиции РФ от 15 мая 2001 года за одним и тем же номером, т.е. за №71б-к «О создании Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия» и «О преобразовании Министерства юстиции Республики Ингушетия», так как они в нарушении правил делопроизводства изданы в один и тот же день за одним и тем же номером, поскольку формальная ошибка, допущенная работниками аппарата

      Министерства юстиции РФ при присвоение номеров указанным приказам, не может являться основанием для признания их незаконными.

      В дальнейшем, после создания Управления министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия оно может функционировать наравне с Министерством юстиции Республики Ингушетия в пределах предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, предусмотренных ст.72 Конституции Российской Федерации, а также и в пределах возможного соглашения между Министерством юстиции Республики Ингушетия и Министерством юстиции РФ в соответствии с ч.2 ст.77 и ч.2 ст.78 Конституции РФ в той мере, в какой это не противоречит Конституции Российской Федерации.

      На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 213-1 — 213-4, 191-197, 239-6 — 239-7 ГПК РСФСР, суд РЕШИЛ:

      1. Жалобу Чапанова Казбека Борисовича удовлетворить частично.

      2. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 15 мая 2001 года за №716-к «О преобразовании Министерства юстиции Республики Ингушетия» признать недействительным (незаконным).

      3. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 15 мая 2001г. за №716-к «О создании Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия» в части создания Управления за счет штатной численности Министерства юстиции Республики Ингушетия и включения в штатную численность Управления МЮ РФ по РИ службы и подразделений судебных приставов в количестве 68 единиц (пункт 1 приказа) признать недействительным (незаконным).

      4. Положение об Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Ингушетия, утвержденное приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 17 мая 2001 г за № 146 в части наделения этого органа функциями, которые в соответствии с федеральным законодательством отнесены к компетенции органа юстиции РИ, признать незаконным.

      В удовлетворении остальной части жалобы Чапанову К.Б. отказать.

      Заочное решение может быть обжаловано ответчиком в Назрановский районный суд РИ в течение 15 дней со дня вручения ему копии решения суда, а также обжаловано сторонами и опротестовано прокурором в Верховный Суд Республики Ингушетия в течение 10 дней.

      Председательствующий:

      Судья Назрановского р/суда РИ А.И.Оздоев.

  2. Pуслан:

    Исходить нужно отсюда всем,кто считается или не считается,что Республика Ингушетия юридический не состоялась.Соответственно и Российская Федерация согласно Гражданского Кодекса так же является не действительным.При этом согласно ст.51 ГК РФ о юридической силе сведения включеные в ЕГРЮЛ счтаются действительными и общедоступными.Выписку можно получить за 300-400 руб за 4-5 дней после оплаты госпошлины в бюджет,подав заявление в налоговую инспекцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>